Задать вопрос юристу

 
Письменно и по существу юрист ответит на каждый вопрос
Cпросить быстрее чем искать в интернете

 

ПРАВОВОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

на тему:

Банкротство физического лица

 

Составлено

Иванову Ивану Ивановичу

«28» июля 2020 года

 

 

 

Уважаемый Иван Иванович!

     Проанализировав законодательную базу в свете поставленных Вами вопросов, предлагаем Вамознакомиться со следующей информацией.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. БАНКРОТСТВО ГРАЖДАНИНА

1.1. История и развитие законодательства о несостоятельности (банкротстве) физических лиц в законодательстве России и некоторых зарубежных странах

В данном правовом заключении была сделана попытка дать краткий обзор истории становления и развития института банкротства физического лица в России. Также основополагающей задачей будет проанализировать российское законодательство и законодательство некоторых зарубежных стран, посвященное институту банкротства физического лица. Также хочется уделить особое внимание складывающейся судебной практике по применению законодательных норм о банкротстве. Важным представляется проанализировать отношение государственных органов к банкроту-физическому лицу, меняющееся на протяжении столетий. Само отношение общества к банкротству менялось кардинальным образом на протяжении столетий. Это в настоящее время должник жертвует своим имуществом для оплаты возложенных на него денежных обязательств перед кредиторами. Однако в 450-451 г.г. до нашей эры существовал Римский закон «XII таблиц», который вполне легально позволял кредитору разрубать несостоятельного должника на части.

В те времена банкрота приравнивали к вору, и правовая система разрешала казнить такого должника. Любопытно, что во Франции во времена предводителя Наполеона сам факт банкротства означал совершение преступления. Достаточно суровые времена с крайне жесткими законами.

После падения Римской империи институт банкротства широкое развитие получил в средневековой Италии. Любопытен тот факт, что существование термина «банкрот» современное законодательство о банкротстве обязано итальянскому праву. В Италии банкротами называли бежавших граждан-банкротов. Средневековое итальянского право также закрепило фундаментальное новшество для развития института банкротства, а именно возможность прекратить производство по делу о банкротстве путем мировой сделки должника с кредиторами. Что касается законодательства Германии, принятого в 1531-1540 г.г., то оно аналогично российскому государству определяло должников к ворам и предписывало применять в отношении их смертную казнь.

Таким образом, вышеописанный период характеризовался отношением государственных органов к должнику как к преступнику, которого следовало немедленно покарать за имеющийся у него долг. Но так было не всегда, безусловно, само отношение к банкротству менялось, и постепенно создавались цивилизованные правовые нормы о банкротстве. Постепенно приходило осознание, что кредитор, убивший должника, не получал свой долг и никак не улучшал свое положение. Таким образом, внимание законодательства смещалось в пользу того, что нужны меры для обеспечения возврата должником долга путем возврата денежных средств или создания предпосылок для имущественного обеспечения долга. Если обратиться к истории Древней Руси, то закон «Русская правда» уже тогда закреплял такие понятия, как «несчастная несостоятельность», которая вполне могла возникнуть не по вине должника. А также существовал такой термин, как «злонамеренная несостоятельность» – в этом случае должник оказывался беглецом, который скрывался от уплаты своего долга в чужие земли. Что касается последствий «злонамеренной несостоятельности», действующих во времена закона «Русская правда», то по возвращении такой сбежавший должник подлежал продаже вместе со своим имуществом с торгов, а вырученная после такой продажи сумма распределялась между его кредиторами. Таким образом, институт банкротства начал зарождаться еще в 12 веке с принятием закона «Русская правда». Однако в целом петровскую эпоху рассмотрения дел о банкротстве граждан можно охарактеризовать как эпоху, где дела о банкротстве рассматривались при участии Сената и на основе прецедентов, которые он создавал. Стоит также упомянуть, что в 1740 г. был издан Банкротский Устав как кодифицированный законодательный акт, уже закрепляющий достаточно много терминов о банкротстве. В этот период также широкое применение получило использование норм иностранного законодательства, касающиеся банкротства, обычаи делового оборота, а также соответствующие указы Сената. Однако, как упоминалось выше, переломным моментом в истории развития законодательства о банкротстве стал 1800 г., когда появился Устав о банкротах.

Устав состоял из двух частей: о купеческой несостоятельности и о несостоятельности дворян. Однако правовые нормы относительно банкротства других сословий отсутствовали. Согласно данному Уставу существовало три вида банкротства: от несчастья, от небрежности и пороков, от подлога. Таким образом, меры воздействия государственных органов на таких должников дифференцировались в зависимости от вида банкротства. И, что любопытно, должник, ставший банкротом «от несчастья», освобождался от ответственности по всем своим долгам. Что касается банкротства от небрежности и от подлога – то должник обязан был полностью расплатиться со всеми имеющимися у него долгами. Все имущество такого должника подлежало включению в конкурсную массу, кроме предметов первой необходимости. А сам должник в случае отсутствия поручительства за него третьих лиц, подлежал аресту. Достаточно серьезные меры, таким образом, применялись к должнику. Также вышеупомянутый Устав содержал последствия несостоятельности (банкротства) и лишал должника множества прав.

Устав 1800 г. нашел широкое применение на практике, но также в нем были выявлены определённые недостатки и противоречия. Впоследствии государственными органами было принято решение принять новый Устав. Если обратиться к опыту развития института банкротства во Франции, то в тот же период времени, что и в России, оно регулировало только торговую несостоятельность (банкротство). Французский законодатель отказался от признания банкротства только торговых людей и сословной концепции (банкротство купеческое и дворянское) и распространил действие положений Устава 1832 г. на признание банкротами любых лиц, занимающихся торговлей. По мнению автора, это очень грамотная и обоснованная мера.

Большое количество норм о банкротстве, принятых в вышенаписанных Уставах, нашли, так или иначе, свое выражение в Торговом Уставе 1864 г. Если обратиться к Торговому Уставу судопроизводства от 20 ноября 1864 г., то оно аналогичным образом закрепляло «несостоятельность подложную, несчастную и неосторожную».

Также представляется важным отметить, что 1 июля 1868 г. вышли в свет временные правила о порядке производства дел о несостоятельности как торговой, так и неторговой. Таким образом, если обратиться к дореволюционной России, то внимание приковывает тот факт, что законы о банкротстве были крайне сложны в понимании и применении на практике, в деятельности судов. По свидетельству известного русского цивилиста Г.Ф. Шершеневича «многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов». Если обратиться к дореволюционной терминологии в отношении современных арбитражных управляющих, участие в деле которых обязательно, то использовался термин «попечитель». Попечитель избирался из числа адвокатов и присяжных поверенных. Также функции такого попечителя крайне разнились с функциями ныне действующих арбитражных управляющих. При вступлении в свою работу, попечитель давал клятвенное обещание, и его главная задача была обеспечить законность действий должника.

Сразу после революции 1917 г. отсутствовало понятие «несостоятельности» банкротства как таковое. В своей правоприменительной практике суды в основном пользовались правовыми нормами Устава 1832 г. Соответственно, назревала острая необходимость внести ряд изменений в действующий Гражданский кодекс. Период после Октябрьской революции 1917 г. характеризуется переходом к мирному времени и пересмотром существующих законодательных норм о банкротстве физических лиц. Так, Гражданский кодекс Российских Советских Федеративных Социалистических Республик от 11 ноября 1922 г. включал правовые нормы по банкротству физических лиц. Однако в практической жизни применение норм данного кодекса происходило затруднительно, поскольку Гражданский процессуальный кодекс Российских Советских Федеративных Социалистических Республик от 10 июля 1923 г. в свою очередь порядок объявления гражданина банкротом не содержал.

Таким образом, на лицо явный парадокс и противоречия данных кодексов, что порождало много дискуссий в практической деятельности судов. После принятия Гражданского кодекса Российских Советских Федеративных Социалистических Республик 1922 г. несостоятельность как основная категория конкурсного права встречается в Гражданском кодексе, в частности в договорах займа, поручения, а также в главе о юридических лицах. Однако в первых законах Союза Советских Социалистических Республик никакого упоминания о конкурсе не было. Чтобы восполнить этот пробел, была предпринята попытка разработать правила о конкурсе в проекте Торгового свода 1923 г., но он не был принят. Судебная практика вступила на путь преобразования дореволюционных законов о конкурсе, что было осуждено Верховным Судом в 1924 г. Пленум Верховного Суда признал применение старых правил о конкурсе не соответствующим общему духу советского законодательства и нецелесообразнымпо существу. Разъяснение вызвало дискуссию. Лишь авторы проекта Торгового свода высказались в пользу применения конкурса. Остальные участники дискуссии выразили мнение о неприемлемости конкурса в советском законодательстве.

Аргументы сторонников такого взгляда на конкурс сводились к тому, что само конкурсное производство не может применяться в условиях плановой экономики, поскольку оно противоречит всей системе советского права. При этом подчеркивалось, что закон не может руководствоваться исключительно интересами отдельных кредиторов, а должен иметь в виду некий общий экономический итог. На протяжении четырех лет ничего не менялось в законодательстве о банкротстве, и только в 1927 г. Гражданский процессуальный кодекс был дополнен главой 37, которая носила название «О несостоятельности частных лиц, физических и юридических».

Ст. 318 данного Кодекса содержала признаки несостоятельности: «Должник, прекративший платежи по долгам на сумму свыше трех тысяч рублей или долженствующий прекратить их на означенную сумму по состоянию своих дел, может быть признан несостоятельным, если судом будет установлена неспособность его к полной оплате денежных требований кредиторам». Должник в свою очередь, против которого начиналось дело о банкротстве, обязан был предоставить в суд список своих кредиторов, а также сведения о своем имуществе. Также согласно новшествам, внесенным в Гражданский процессуальный кодекс в 1927 г., кредиторы и управляющие были отстранены от участия в конкурсном производстве в отношении должника, данные функции исполняли государственные учреждения. Таким образом, законодательство периода Новой Экономической Политики защищало не законные интересы отдельных кредиторов, а общий хозяйственный результат.

Со свертыванием Новой экономической политики также перестали применяться конкурсные законы, монополия государственной собственности и развитие плановых начал в экономике продолжили свое дальнейшее существование и развитие. Что важно также отметить, что за время существования Союза Советских Социалистических Республик новых норм, касающихся банкротства граждан, не было принято (только глава 37 Гражданского процессуального кодекса Российских Советских Федеративных Социалистических Республик, упомянутая выше). Также хочется обратить внимание на тот факт, что в 1960-е г.г. нормы, касающиеся банкротства, вообще были исключены из гражданского законодательства. Впоследствии в связи с изменением конституционного строя государства институт несостоятельности (банкротства) вновь появился в гражданском законодательстве. С принятием ч. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. институту банкротства были посвящены две статьи: ст. 25 и ст. 651.

Также целесообразно обратить внимание на зарубежную практику по решению вопроса банкротства граждан, в частности, на опыт Соединенных Штатов Америки. В целях борьбы со злоупотреблениями отдельных категорий должников в сфере потребительского кредитования был принят Акт о предотвращении злоупотреблений при банкротстве и защите прав потребителей, вступивший в силу 17 октября 2005 г. Принятию данного акта послужил активный рост невозврата гражданами потребительских кредитов. Согласно данному Акту «должник может либо путем конкурсного процесса пожертвовать кредиторам свое имущество (за некоторым исключением) и сохранить, таким образом, свои будущие доходы, либо, выбрав план регулирования долгов, сохранить свое имущество, пожертвовав частью своего будущего дохода».

Таким образом, в Соединённых Штатах Америки право гражданина на банкротство является одним из конституционных прав граждан, поскольку направлено на защиту экономических интересов граждан как слабой стороны в споре. Отечественный законодатель, учитывая передовой опыт зарубежных стран в части порядка признания гражданина банкротом, также усовершенствовал свое законодательство. В российском государстве постепенно вводится институт банкротства граждан, в частности Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 4763 ввел возможность банкротства физических лиц с 1 октября 2015 г. Система российского законодательства о несостоятельности (банкротстве) представляет собой определенную совокупность нормативно-правовых актов. Правовые нормы, которые регулируют отношения, связанные с процедурой банкротства, содержатся не только в Гражданском кодексе Российской Федерации и в Федеральном законе Российской Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», но также и в других нормативно-правовых актах. Серьезные изменения произошли в связи с принятием Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ1. Вышеупомянутый закон ввел существенные дополнения в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127- ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а именно самые важные из них кратко изложу:

дополнил указанный закон легальными определениями реабилитационных процедур, имеющих место быть в деле о банкротстве. Данными процедурами являются реструктуризация долгов гражданина, а также реализация его имущества, применяемая в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Также вводится легальное определение кандидатуры финансового управляющего.

Самое главное, что Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ очень долгожданный в сфере банкротства, благодаря которому, стало возможным объявление банкротства граждан. На протяжении 10 лет данный закон рассматривался и корректировался с учетом всех поправок. Таким образом, на основании изложенного можно сделать вывод, что законодательство, посвященное несостоятельности (банкротству) является комплексным, поскольку в его состав включаются правовые нормы как частного (гражданского права), так и публичного (уголовного, процессуального) права, регламентирующего соответствующие наказания за фиктивное и преднамеренное банкротство. По мнению Е.С. Пирогова Федеральный закон Российской Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» носит «комплексный характер, так как включает в себя огромное количество процессуальных норм наряду с материально-правовыми».

1.2. Процедура рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) физических лиц.

Определение банкротства физического лица закреплено ч. 1 ст. 25 Гражданского кодекса Российской Федерации. Исходя из правовой нормы данной статьи, можно дать следующее определение банкротства. Банкротство физического лица – это неспособность гражданина удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, признанная по решению арбитражного суда. Соответственно, главным критерием несостоятельности физического лица – не предпринимателя является неоплатность, то есть для признания его банкротом должна быть доказана недостаточность всего имущества для удовлетворения заявленных требований кредиторов. В свете рассмотрения вопроса о несостоятельности физического лица целесообразно рассмотреть так называемые признаки неплатежеспособности лица исходя из положений Федерального закона Российской Федерации от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В ходе анализа норм указанного федерального закона выявлены следующие признаки:

- размер задолженности гражданина значительно превышает имеющиеся у гражданина имущество;

- отсутствует возможность продать имущество для того, чтобы покрыть имеющийся долг;

- срок погашения денежного обязательства наступил, а лицо перестало платить; - более чем 10% совокупного размера денежных обязательств или обязанности по уплате обязательных платежей не исполнены в течение более чем одного месяца.

Наличие хотя бы одного условия из вышеперечисленных признаков влечет признание гражданина неплатежеспособным. В ситуации же, когда предполагается, что у гражданина в скором времени поступят денежные средства, при помощи которых он сможет полностью погасить свою задолженность, тогда признать его неплатежеспособным не представляется возможным. Что касается оснований и порядка признания гражданина банкротом, а также последствия такого признания, то данные вопросы регулируются Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Положения указанного федерального закона, касающиеся банкротства граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, вступили в действие с 1 октября 2015 г. благодаря принятию Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ. По мнению Е.А. Славнова, это самый важный закон 2015 г. в Российской Федерации, «однако говорить о его правоприменении еще рано, необходимо подождать еще хотя бы год». Вскоре после этого важнейшего события по введению в действие положений о банкротстве физических лиц Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 13 октября 2015 г. № 453  «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» разъяснил, как их применять на практике.

Целесообразно выявить основные этапы процедуры банкротства гражданина.

Условно можно определить три таких этапа.

Итак, первый этап – это составление и подача заявления о банкротстве гражданина в Арбитражный Суд. На основе анализа действующего законодательства в области порядка признания физического лица банкротом можно выявить следующие необходимые документы, которые необходимы субъекту, имеющему право подачи заявления о признании гражданина банкротом для обращения в суд:

1) само заявление о признании лица банкротом;

2) вступившее в законную силу решение суда, устанавливающее задолженность гражданина. В противном случае без такого постановления заявление кредитора может быть оставлено без движения;

3) выписка из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей или другой документ, который подтверждает наличие (отсутствие) у гражданина статуса индивидуального предпринимателя. Эти документы нужно получить не ранее чем за пять рабочих дней до подачи заявления;

4) списки кредиторов и должников гражданина, с указанием суммы кредиторской и дебиторской задолженности;

5) опись имущества гражданина с указанием места нахождения или хранения такого имущества;

6) сведения о полученных физическим лицом доходах и об удержанных суммах налога за трехлетний период;

7) выданная банком справка о наличии счетов, вкладов в банке гражданина-должника;

8) квитанция об уплате госпошлины.

По делам о банкротстве граждан она составляет 300 рублей.

Таким образом, перечень необходимых документов крайне обширный.

Что касается субъектов, которые вправе подать заявление в суд о признании банкротства, то попытаться обанкротить гражданина могут конкурсные кредиторы и уполномоченные органы (например, Федеральная налоговая служба). К конкурсным кредиторам также относятся кредиторы по большинству денежных обязательств, причем не только организации, но и граждане, включая индивидуальных предпринимателей. Также заявление о банкротстве вправе подать сам гражданин. В отдельных случаях он обязан это сделать.

Заявление о банкротстве гражданина по общему правилу подается в Арбитражный Суд по месту нахождения должника – физического лица. Место жительства гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, может удостоверяться документами, подтверждающими его регистрацию в органах регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту жительства в пределах Российской Федерации, или выпиской из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей. Если место жительства неизвестно или известно, но находится за пределами Российской Федерации, то, по мнению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, дело о банкротстве такого должника должно рассматриваться арбитражным судом по последнему известному месту жительства гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в Российской Федерации согласно документам о регистрации по месту жительства в пределах Российской Федерации.

В самом заявлении следует также указать наименование и адрес саморегулируемой организации арбитражных управляющих, из состава участников которой должен быть назначен финансовый управляющий. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 13 октября 2015 г. № 451 подчеркнул, что кредитор не имеет права выбрать управляющего. Если все-таки финансовый управляющий выбран, но при этом нет данных о саморегулируемой организации арбитражных управляющих, в состав которой входит финансовый управляющий, заявление останется без движения. Когда указаны и те, и другие сведения, арбитражный суд примет заявление и сам запросит у саморегулируемой организации финансовых управляющих кандидатуру финансового управляющего. Что касается участия финансового управляющего, то его участие в делах о банкротстве обязательно. Указанное утверждение подтверждает Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. № 4762, который вводит обязательное участие такой категории арбитражных управляющих – как финансовый управляющий.

Таким образом, значение разъяснений Верховного Суда Российской Федерации «имеет фундаментальное значение для применения положений законодательства о банкротстве».

Далее переходим ко второму этапу процедуры банкротства гражданина – это признание заявления о банкротстве гражданина обоснованным и открытие процедуры банкротства.

Итак, согласно статье 213.3 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»4 обязательное условие, которое должно быть соблюдено, при обращении в арбитражный суд с заявлением о признании гражданина банкротом – это задолженность гражданина, которая составляет не менее 500 000 рублей и указанные требования не исполнены в течение 3 месяцев с даты, когда они должны быть исполнены. Также важно подчеркнуть, что данная сумма без учета неустоек, штрафов и других финансовых санкций. Таким образом, для рассмотрения арбитражным судом заявления о признании гражданина банкротом необходимо в общем соблюсти три условия: необходимая сумма задолженности, срок, а также условие о задолженности гражданина, которое признано по решению суда.

Безусловно, получение кредитором решения суда о признании задолженности гражданина, значительно затягивает его время для обращения в арбитражный суд с соответствующим заявлением о признании гражданина банкротом. Однако, что является, несомненно, положительным моментом, не во всех случаях необходимо решение суда о признании долга, например, по банковским кредитам, нотариально удостоверенным сделкам, обязательным платежам, а также по долгам, которые подтверждены документально и признаны, но не уплачены. В этих и других случаях получение кредитором решения суда о признании задолженности гражданина не требуются.

Также важно выявить следующий важный момент, что в депозит арбитражного суда заявителю необходимо внести 10 000 рублей для выплаты вознаграждения финансовому управляющему.

Третий этап включает в себя судебные процедуры банкротства.

Также предусмотрены следующие процедуры в делах о банкротстве:

реструктуризация долга гражданина (должника),

решение о продаже имущества гражданина,

мировое соглашение, заключенное между должником и кредитором. На каждой из этих процедур следует остановиться более детально.

Если все указанные выше требования по сбору необходимых документов кредитором соблюдены, арбитражный суд признает заявление обоснованным и вводит процедуру реструктуризации долга гражданина по общему правилу не ранее чем через 15 дней с момента поступления заявления и не позднее 3 месяцев.

Реструктуризация долга имеет важное значение для гражданина, поскольку позволяет начать выплачивать имеющиеся долги у гражданина по плану. Непосредственно сам проект плана может предоставить кредитор или должник. В плане подлежит зaкреплению, в какие сроки и в каком порядке следует оплачивать долги. План реструктуризации получает одобрение у собрания кредитов, а впоследствии у арбитражного суда. Кредитор вправе потребовать в суде отменить план, в случае нарушения его гражданином-должником.

Однако это повлечет не очень хорошие последствия для гражданина. Ведь отмена плана будет означать, что должника признают банкротом и его имущество будет продано для погашения долгов. Важно отметить, что в план реструктуризации не включается требования кредиторов, перед которыми гражданин-должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, требования о взыскании алиментов, о выплате выходных пособий.

Если гражданин-должник успешно выполняет план реструктуризации долгов, то по истечении установленного срока, он освобождается от имеющихся у него долгов, так и от всех ограничений, наложенных в связи с процедурой банкротства (например, арест на имущество гражданина-должника). Однако также имеется возможность о признании заявления необоснованным и последующее прекращение производства по делу, например, если гражданин погасил долг, либо период просрочки гражданина не достаточен для признания его банкротом.

Также хочется остановиться на такой процедуре в делах о банкротстве, как мировое соглашение, которое является основанием для закрытия производства по делу о банкротстве (п. 1 ст. 159 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). В мировом соглашении должен быть утвержден порядок и сроки исполнения обязательств должника в денежной форме. Но, помимо денежных выплат, должник может прервать обязательства другими способами, например путем предоставления отступного.

Согласно ст. 409 Гражданского кодекса Российской Федерации по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размеры, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами.

Иными словами, для прекращения обязательства по основанию, предусмотренному ст. 409 Гражданского кодекса Российской Федерации, необходимо наличие двух фактов: заключение соглашения об отступном и исполнение такого соглашения. Правда, это возможно при условии, что такие способы не нарушают права кредиторов. Погашать задолженность гражданин обязан с даты утверждения судом мирового соглашения. Таким образом, важно отметить, что заключение мирового соглашения прекращает производство по делу о банкротстве, а значит процедура заключения мирового соглашения достаточно грамотная альтернатива банкротству, по мнению автора. Если гражданин не соблюдает условия соглашения, он признается банкротом и в отношении него проводится процедура реализации имущества.

Также целесообразно остановиться на такой процедуре банкротства, которая возбуждается по инициативе гражданина. Это означает, что гражданин должен подать в суд заявление с приложением всех необходимых документов, а именно:

документы, устанавливающие наличие долга (например, кредитный договор, договор займа и иные договоры),

документы о наличии статуса индивидуального предпринимателя или отсутствие такого статуса,

опись имущества гражданина, списки кредиторов и должников.

Ст. 126 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации также закрепляет другие документы, например, о вручении копии искового заявления гражданина-должника другим лицам, участвующим в деле о банкротстве. Важно отметить, что в литературе уже имеется любопытное примечание: «законодательно установленной формы заявления пока нет». Предполагается, что закрепление образца такого заявления на законодательном уровне значительно бы упростило саму процедуру обращения гражданина в суд. В законодательстве также можно встретить такие понятия как фиктивное и преднамеренное банкротство, когда гражданин специально имеет намерения, чтобы его признали банкротом без достаточных к тому правовых оснований. Например, заключает заведомо для него невыгодные сделки, или берет на себя чей-то чужой долг. В таком случае, если это будет выявлено, суд прекращает дело о банкротстве и вполне может наложить штраф на такого недобросовестного гражданина (ст. 14.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в редакции п. 1 ст. 7 Федерального закона от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ4 ): - за фиктивное банкротство – на сумму от 1 000 рублей до 3 000 рублей; - преднамеренное банкротство – на сумму от 1 000 рублей до 3 000 рублей.

Обобщив все вышесказанное, мы приходим к тому, что, если не удалось провести реструктуризацию долга гражданина, который в свою очередь нарушает утвержденный план оплаты своих долгов, отсутствуют необходимые основания для заключения мирового соглашения, то в таком случае остается крайняя, по мнению автора, мера – реализация имущества гражданина. После признания судом банкротства лица, все его имущество в течение 6 месяцев подлежит продаже, а обретенные деньги идут на оплату долгов. В данном случае, роль финансового управляющего достаточно важна, так как, по общему правилу, именно он описывает имущество должника. Таким образом, все имущество должника составляет конкурсную массу. Однако, согласно законодательству, не все имущество гражданина – должника можно признать конкурсной массой (п. 3 ст. 213.25 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации2 ), а именно:

- жилое помещение, если оно является единственным жильем;

- земельные участки, где находится единственное жилье;

- предметы обычной домашней обстановки и обихода, за исключением драгоценностей и предметов роскоши.

Если должник владеет имуществом совместно с другими лицами (например, супругой), изъятию подлежит только его доля (п. 7 ст. 213.26 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Что касается жилого помещения, являющиеся для гражданина единственным жильем, свою точку зрения высказал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 мая 2012 г. № 11-П, в котором указано, что в гражданско-процессуальное законодательство Российской Федерации необходимо внести норму о пределах действия имущественного иммунитета. В указанном Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации содержится любопытная норма в части размера жилого помещения, на которое может быть обращено взыскание. Установлена социальная норма в 18 квадратных метров, и все, что выше данной нормы – подлежит взысканию за долги. Автор считает данную точку зрения Конституционного Суда вполне обоснованной, поскольку на практике должникам на праве собственности могут принадлежать большое количество недвижимости, а они могут ссылаться на то, что это единственное жилье. Или же ситуации, когда гражданину-должнику может принадлежать целый дом. В таком случае он будет подлежать продаже за долги с обязательным закреплением за таким должником социальной нормы жилья, положенного ему по закону.

В случае, когда вырученных средств от продажи имущества гражданина-должника недостаточно для покрытия всех его долгов, то он освобождается от своих обязательств перед кредиторами.

В случае, когда гражданин-банкрот был участником какой-либо компании, то для этого необходимо обратиться к положениям гражданского законодательства. А именно ст. 53 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет норму о том, что на должнике все равно лежит обязанность компенсировать компании, участником которой он был, все умышленнопричиненные убытки.

Также хотелось бы уделить внимание порядку банкротства гражданина в случае его смерти.

Согласно ст. 223.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» производство по делу о банкротстве гражданина может быть возбуждено после его смерти по заявлению конкурсного кредитора или уполномоченного органа, а также по заявлению наследников такого лица. Сведения о том, что гражданин умер, подлежат обязательному указанию в заявлении указанными выше лицами. В случае признания судом такого заявления о банкротстве обоснованным, суд выносит решение о банкротстве гражданина и введении процедуры реализации имущества гражданина.

Весомую роль играет нотариус в деле о банкротстве.

Итак, нотариус открывает наследственное дело умершего гражданина-должника, заявляет в арбитражный суд ходатайство о переходе к процедуре реализации имущества умершего гражданина, а также передает информацию о наследственном имуществе финансовому управляющему. Что касается состава конкурсной массы – в него включается все имущество, которое составляет наследство должника.

Также хочется добавить несколько слов по порядку опубликования сведений о процессе банкротства.

Итак, ст. 213.7 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержит норму о том, что сведения, подлежащие опубликованию, публикуются в сети интернет на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве. К тому же, сведения о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введении реструктуризации его долгов, а также сведения о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина подлежат опубликованию в официальном издании. Согласно Распоряжению Правительства Российской Федерации официальным изданием, осуществляющим опубликование сведений о процессе банкротства, признана газета «Коммерсантъ».

Далее переходим к логичному вопросу: как кредиторы могут узнать о том, что требования могут быть включены в конкурсную массу в процедуре банкротства гражданина-должника.

Первое, на что хотелось бы обратить внимание – это то, что на самом должнике лежит обязанность предоставить финансовому управляющему сведения о кредиторах и составе своих обязательств. П. 9 ст. 213.9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также содержит норму об ответственности гражданина-должника за непредоставление таких сведений. Далее финансовый управляющий обязан уведомить кредиторов о введении процедуры реструктуризации долгов гражданина или реализации его имущества в течение 5 рабочих дней со дня, когда финансовый управляющий узнал о наличии кредитора. Кредиторы и третьи лица, в том числе кредитные организации, в которых открыты банковские счета гражданина-должника считаются извещенными об опубликовании сведений, составляющих сведения о процессе банкротства, по истечении 5 банковских дней со дня включения таких сведений в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, если не доказано иное, в частности, если ранее не было получено уведомление от финансового управляющего о процессе банкротства гражданина.

Также в обязанности финансового управляющего входит созывать собрание кредиторов в случае банкротства гражданина. Порядок созыва собрания кредиторов регламентируется ст. 213.8 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Также важно добавить, что уведомление о проведении собрания кредиторов включается в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве не позднее чем за четырнадцать дней до даты проведения собрания кредиторов.

Последствия признания гражданина банкротом тоже весьма интересны для рассмотрения.

На основе положений законодательства о банкротстве и проведенного автором анализа юридической литературы можно выделить следующие последствия признания банкротства физических лиц:

1) запрет гражданину заключать кредитные договоры в течение 5 лет после объявления его судом банкротом;

2) запрет осуществлять самостоятельную инициативу по банкротству в течение 5 лет;

3) запрет занимать должности в органах управления юридического лица в течение 3 лет;

4) временное ограничение его права на выезд заграницу по решению суда.

Предполагается, что принятие нового закона о банкротстве граждан имеет свою главную цель – не просто освободить граждан от имеющихся у них долгов, а восстановить баланс между интересами кредиторов и должников, а также обеспечить некую гарантию справедливости. В литературе можно встретить мнения, что граждане ждали нового закона как освободительную меру для них от долгов. Мы не можем полностью согласиться с данной точкой зрения, поскольку суды в своей практической деятельности сталкиваются с разными ситуациями. Бывают действительно сложные жизненные обстоятельства, когда человек остается без средств к существованию, и для него признание его банкротом как некая спасительная мера. Но, к сожалению, также существуют случаи фиктивного и преднамеренного банкротства, когда должник просто хочет посредством процедуры банкротства списать с себя долги перед кредиторами, освободиться от денежных обязательств. Такие случаи будут активно пресекаться, и к таким недобросовестным должникам будут приниматься судом штрафные санкции.

2. ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРИЗНАНИЯ ФИЗИЧЕСКОГО ЛИЦА БАНКРОТОМ

2.1. Проблемы законодательного регулирования и правоприменительной практики признания физического лица банкротом

Дела о банкротстве граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации с особенностями, установленными Федеральным законом от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», который в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) участников гражданского (имущественного) оборота является специальным. Важно отметить, что, несмотря на более чем 10-летнюю историю Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», детальная проработка механизмов потребительского банкротства и даже концептуальных вопросов, с ним связанных, идет полным ходом и сегодня.

Таким образом, выработанного и слаженного механизма по признанию физического лица банкротом до сих пор нет. То, что с 1 октября 2015 г. стало возможным объявить гражданина банкротом, вовсе не означает, что это легко и оперативно сделать на практике.

Первое, на что хотелось бы обратить пристальное внимание, достаточно большой объем информации должен предоставить о себе должник для того, чтобы обратиться в суд с заявлением о признании себя банкротом, прежде всего, это исчерпывающая информация о своем имуществе и имеющихся долгах. Министерство юстиции России зарегистрировало разработанные Министерством экономического развития формы (Приказ Министерства экономического развития России от 05 августа 2015 г. № 5301), по которым должник будет представлять сведения о долгах и имуществе. Казалось бы, эти документы носят исключительно технический характер. Однако в совокупности с требованиями закона об объеме сведений, которые должник-гражданин обязан представить о себе, можно видеть принципиальное отличие процедур банкротства граждан от процедур банкротства юридических лиц.

Таким образом, анализируя соответствующие формы документов, который должен предоставить гражданин-должник, получается, что все документы он обязан предоставить до начала рассмотрения процедуры о банкротстве. Например, закон требует представления справки из банка о наличии счетов, вкладов (депозитов) в банке и об остатках денежных средств на счетах, во вкладах, выписок по операциям на счетах, по вкладам граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, в банках за трехлетний период, предшествующий дате подачи заявления о признании гражданина банкротом, справки об остатках электронных денежных средств и о переводах электронных денежных средств за такой же срок.

Таким образом, гражданин-должник обязан предоставить всю финансовую историю о себе, предшествующую процедуре банкротства, а также полностью и достоверно раскрыть свое имущественное положение.

Соответственно, можно сделать вывод, что объем информации превышает даже объем информации, которая должна представить о себе организация-должник. Предоставление должником информации о себе финансовому управляющему или арбитражному суду крайне важная стадия в деле о банкротстве, поскольку, если при рассмотрении дела судом будет установлено, что должник скрыл некоторые факты, или недостоверно предоставил определенные документы, значит, освобождение его от имеющихся долгов не наступит.

Что, по сути, будет иметь негативные последствия для гражданина-должника.

Также важно отразить, что суд вправе на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве прекратить производство по делу ввиду сокрытия гражданином-должником необходимой информации о себе.

Таким образом, перечень документов, содержащийся в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и вышеуказанном Приказе Министерства экономического развития от 05 августа 2015 г. № 530 весьма обширный, и потребует у гражданина-должника некоторых финансовых затрат и большого количества времени на осмысление также, какие документы предоставить и каким образом их собрать.

Например, достаточно спорный и дискуссионный момент в литературе вызывает обязательство предоставить выписки из банка за последние 3 года по счету. Весьма риторический вопрос поднимает в своей статье В.А. Кустов: «Где, например, получить выписки за последние три года по счету, открытому в банке, которого уже нет? Или, где найти копию соглашения о разделе имущества, если оригинал остался у бывшего супруга, с которым нет никакой связи, а у какого нотариуса соглашение удостоверялось, гражданин не помнит». Ответы на данные вопросы и вправду отсутствуют в российском законодательстве, соответственно, гражданин-банкрот столкнется с неким неразрешенным моментом в своем желании объявить себя банкротом.

Таким образом, достаточно трудоемким моментом является для неподготовленного гражданина сбор документов, да и запрос о предоставлении того или иного документа можно ждать на протяжении месяца, и не все необходимые документы можно получить через интернет-портал государственных услуг. В связи с этим с определенной долей вероятности можно констатировать, что назрела потребность организовать некий механизм услуг по содействию гражданину в получении необходимых документов для обращения с заявлением в суд. Автор считает необходимым, учредить специальные юридические службы, которые специализировались бы на оказании помощи гражданам - должникам именно в сборе документов, ведь привлечение адвоката к делу достаточно дорогостоящее мероприятия и не всякому гражданину окажется под силу.

Следующий достаточно сложный и дискуссионный вопрос в литературе вызывает момент, как арбитражному управляющему решить вопрос, какое имущество гражданина-должника можно включить в конкурсную массу, а какое нет. Сложным моментом на практике является момент разграничения имущества исключительно должника от совместно нажитого имущества. По смыслу принятых изменений в конкурсную массу включается все имущество должника (за исключениями, установленными ст. 446 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации) и имущество, составляющее его долю в общем имуществе, включая и совместно нажитое супругами, в том числе бывшими. Касательно совместного имущества супругов ясно, поскольку есть оговорка в ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации: «с последующей, после его реализации, выплатой супругу (или бывшему супругу) соответствующей доли». Анализируя данную норму, казалось бы, все логично, однако нет, есть противоречивые моменты. В этой доле общей собственности могут быть также доли других членов семьи – детей и иждивенцев гражданина-должника. Таким образом, действующее законодательство не содержит нормы, как быть с долей общего имущества, которая может находиться в общей собственности с третьими лицами. Соответственно, это является пробелом в действующем законодательстве о банкротстве, который необходимо восполнить. В связи с этим на практике может возникнуть ситуации нарушения прав по распоряжению имущества, например нарушения имущественных прав второго супруга или ребенка. Это может иметь место тогда, как с момента объявления лица банкротом, все права по распоряжению его имуществом, составляющим конкурсную массу, переходят к арбитражному управляющему (который действует от имени гражданина-должника), и, следовательно, второй супруг или иное лицо, имеющее долю в общем имуществе, включенном в конкурсную массу, ограничен в своих правах по распоряжению таким имуществом. Кроме этого, такое условие не совсем коррелирует со ст. 45 Семейного кодекса Российской Федерации. В указанном Кодексе устанавливается, что «по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, а при его недостаточности кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания».

Согласно законодательству такое требование кредитора рассматривается судом.

Достаточно дискуссионным моментом в литературе является определение основной цели принятия закона о банкротстве граждан - физических лиц. Мнения авторов по данному вопросу крайне разнятся, и интересны также нам с точки зрения, как на практике гражданами воспринимается установленная законодателем процедура банкротства физического лица. Некоторые исследователи полагают, что в п. 2 ст. 213.30 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержится основная идея банкротства гражданина: «законодатель воспринимает банкротство гражданина как институт освобождения от долгов, которым должник-гражданин вправе воспользоваться один раз в пять лет». Однако с такой точкой зрения согласиться нельзя.

Достаточно большим минусом, который также выявлен автором в процессе анализа механизма банкротства физических лиц, является тот факт, что гражданин, для того, чтобы получить статус банкрота, должен оплатить все судебные расходы и работу финансового управляющего самостоятельно, что зачастую оказывается не под силу гражданину. Ведь, по общему правилу, суд вправе прекратить производство по делу о банкротстве физического лица, если будет выявлено, что у гражданина отсутствует достаточное количество средств для оплаты вышеперечисленных расходов. Что также является некой несправедливостью для гражданина, поскольку он и обратился в суд за признанием себя банкротом по причине отсутствия у себя финансовых средств.

Для урегулирования данного спорного вопроса автор полагает, что государство в лице своих органов должно оказывать всяческую поддержку и стимулирование института банкротства, для того чтобы данная процедура стала доступной всем без исключения гражданам, которым не справятся самостоятельно со своей долговой ямой. В то же время, неким плюсом можно назвать, что предполагаемая угроза банкротства для гражданина может поспособствовать погашению его долгов. Особенно это касается той ситуации, когда гражданину-должнику есть, что терять. Ведь речь может идти не только о реализации имущества должника, но также и крайне негативный момент для должника – оспаривание совершенных им сделок за предыдущие три года, с момента принятия судом заявления о банкротстве. В данной описанной ситуации, когда гражданин не намерен терять свое имущество, которое было бы включено в конкурсную массу, неожиданно находит финансовые средства для погашения своих долгов перед кредиторами. В настоящее время последствиями признания гражданина банкротом являются: невозможность получения кредитов и займов без уведомления кредитора о факте банкротства; ограничения по повторному признанию банкротом; невозможность участвовать в управлении юридическими лицами. По мнению автора, исходя из анализа действующего законодательства норм о банкротстве физического лица, самыми коллизионными и порождающими много дискуссий на практике является нормы о последствиях признания гражданина банкротом. По мнению В.А. Гуреева положения, предусматривающие вышеуказанные последствия «вызывают вопросы как концептуальной, так и правоприменительной направленности».

Хотелось бы рассмотреть детально последствия признания гражданина банкротом и возникающие в связи с этим трудности и противоречия Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Итак, по общему правилу, согласно п. 3 ст. 213.30 обновленной редакции Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ1 после признания гражданина банкротом он в течение 3 лет не вправе занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом. Такого рода мера в российском праве носит название дисквалификация, данный институт достаточно новый в юриспруденции. Впервые данный институт был введен Федеральным законом от 08 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Как следует из ст. 3.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, дисквалификация – это лишение физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Вышеуказанное последствие признания гражданина банкротом можно приравнять как ограничение правоспособности. Согласно ст. 22 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом. Таким образом, исходя из всего вышесказанного, мы имеем дело с законодательным ограничением.

Целесообразно заметить, что ограничение правоспособности гражданина-физического лица после признания его банкротом не распространяется на возможность вести предпринимательскую деятельность. Получается, такой субъект вправе вести предпринимательскую деятельность, зарегистрировавшись в качестве индивидуального предпринимателя. Обратим внимание, что ст. 216.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» , посвященная последствиям признания банкротом гражданина-индивидуального предпринимателя, содержит запрет «не только занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом, а также осуществлять предпринимательскую деятельность».

В ст. 213.30 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» такого правила не содержится. Следовательно, запрет гражданину регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя закон предусматривает только для случая, когда гражданин уже был зарегистрирован в качестве предпринимателя и был признан банкротом именно как индивидуальный предприниматель.

Интересный момент для рассмотрения и анализа представляет собой процедура повторного обращения гражданина за объявлением себя банкротом. Итак, Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ограничивает возможность гражданина прибегнуть снова к процедуре банкротстве в течение 5 лет после объявления его банкротом. Однако стоит отметить, что данное ограничение не распространяется на возможность подачи заявления со стороны кредиторов в отношении такого гражданина-должника и в течение 5-летнего периода. По общему правилу, суд не вправе отказать в принятии такого заявления. Важно отметить, что гражданин, признанный банкротом повторно, не будет освобожден от долгов в части неудовлетворенных требований кредиторов. В таком случае кредиторы имеют право предъявлять свои требования в порядке, установленном гражданским законодательством Российской Федерации.

По мнению автора, также целесообразно для исключения злоупотреблений со стороны граждан по обращению повторно за статусом банкрота, законодательно регламентировать наиболее строгие последствия банкротства. А именно невозможность освобождения от долгов вообще, невзирая на период времени, истекший после первого банкротства. С данной точкой зрения согласятся многие авторы-правоведы, в частности М.В. Телюкина разделяет точку зрения схожую с автором, и считает, что «расценивать подобную регламентацию можно будет как своеобразную санкцию за повторное банкротство». Следующий спорный момент теории и практики, который в последнее время набирает актуальность, является указание на то, что в течение 5 лет с даты завершения в отношении гражданина процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры, гражданин не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам и (или) договорам займа без указания на факт своего банкротства.

Заинтересованными лицами, которым гражданин должен предоставлять сведения о факте своего банкротства, являются кредитные организации и иные лица, имеющие право осуществлять деятельность по выдаче кредитов и займов. Анализируя данную правовую норму, важно подчеркнуть, что из всего многообразия сделок, которые вправе совершать гражданин, имеющий статус банкрота, обязательное уведомление с его стороны касается только кредитных и заемных договоров.

Например, при заключении договора купли-продажи, такой гражданин может и не уведомлять другую сторону договора о факте своего банкротства.

В контексте рассматриваемой проблемы, так и остается актуальным вопрос, который до сих пор не разрешен на законодательном уровне.

Имеет ли право гражданин брать на себя обязательства поручительства по кредитному договору после признания себя банкротом? Исходя из анализа последствия признания гражданина банкротом – имеет, и уведомлять о факте своего банкротства такой гражданин не обязан. В целом автор согласен с точкой зрения большинства авторов по данному вопросу, и предполагается, что, если гражданин в данный момент времени кредитоспособен, его прошлое банкротство не интересно кредиторам.

Следующая немало важная проблема, которая также в настоящее время не регламентирована законодателем, является порядок заключения кредитного договора гражданином без надлежащего уведомления кредитной организации о факте своего банкротства. В свою очередь возникает логичный вопрос: сможет ли кредитор потребовать в судебном порядке признать такую сделку недействительной на том основании, что он не был уведомлен гражданином о факте банкротстве? В таком случае сделка может быть признана оспоримой на основании ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Неурегулированной остается ситуация, как быть в том случае, если кредитор, зная о факте банкротства гражданина, все равно посчитал нужным и заключил кредитный договор. Сможет ли кредитор впоследствии требовать признания такой сделки недействительной? В связи с вышеуказанным, предполагается на законодательном уровне внести необходимые коррективы и уточнения в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)», регламентирующий последствия признания гражданина банкротом.

Также хотелось бы отразить один из проблемных моментов механизма банкротства.

Недобросовестные должники, предвидя возможное объявление себя банкротом, умышленно уменьшают состав своего имущества, тем самым уменьшая состав конкурсный массы и, ущемляя законные права кредиторов. Например, должник до момента объявления его банкротом заключает брачный договор, закрепляющий часть общего имущества супругов за другим супругом (ой), который не является должником. Справиться с данным явлением суду на практике оказывается достаточно сложно. Возможность оспаривания таких неправомерных сделок предусмотрена, однако механизм оспаривания таких сделок все равно остается еще не стабильным и неурегулированным должным образом.

Таким образом, для разрешения данных сложных ситуаций было принято Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 631, в котором указывается на возможность оспаривания брачного договора и соглашения о разделе общего имущества супругов. Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что вышеуказанное Постановление Пленума от 23 декабря 2010 г. № 63 принято в целях обеспечения гарантий кредиторов.

Таким образом, если согласно положениям заключенного гражданином-должником брачного договора или соглашения о разделе имущества супругов, ущемляются тем самым права кредиторов, то последние вправе оспорить такие сделки в судебном порядке.

Резюмируя все вышесказанное, считается важным внести следующие необходимые изменения в законодательство о банкротстве, которые нуждаются в дальнейшем реформировании, поскольку существуют пробелы  и недоработки правового регулирования института банкротства физических лиц:

1) В Федеральном законе от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» закрепить, что пятилетний срок запрета на повторную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя следует отсчитывать не с момента признания его банкротом, а с момента завершения конкурсного производства;

2) Целесообразно внести изменения в ст. 208 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» на предмет закрепления необходимости обязательного опубликования в официальном издании Арбитражным судом сведений о признании гражданина банкротом и об открытии конкурсного производства;

3) Предлагается дополнить Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» соответствующей статьей, регламентирующей наиболее строгие последствия повторного банкротства, а именно закрепляющий отсутствие возможности освобождения от долгов, невзирая на период времени, истекший после первого банкротства. Сформулировать указанную статью можно следующим образом: «Последствия повторного банкротства гражданина. Гражданин, в отношении которого повторно открыта процедура банкротства, не может быть полностью освобожден от долгов кредиторов, не зависимо от того, сколько времени истекло с момента первого банкротства».

4) Также автор считает необходимым дополнить Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» соответствующей статьей, регламентирующей состав имущества должника, входящего в конкурсную массу, а также разрешить существующие противоречия по разделу такого имущества, находящегося в совместной собственности с другими лицами. Сформулировать содержание указанной статьи можно следующим образом: «Состав и порядок раздела имущества должника, входящего в конкурсную массу. Перед подачей заявления о признании гражданина-должника банкротом, имеющего имущество в общей собственности, необходимо разделить такое имущество в суде общей юрисдикции и лишь после завершения данного процесса обращаться с заявлением в Арбитражный суд об открытии процедуры банкротства». Закрепить соответствующие изменения также в Арбитражно-процессуальном кодексе и Гражданско-процессуальном кодексе Российской Федерации.

2.2. Анализ судебной практики по признанию физического лица банкротом.

 В данном разделе представленного правового заключения хотелось бы отразить основные проблемы теории и практики по признанию лица банкротом, подкрепленные примерами из судебной практики. Данные примеры будут очень интересны для рассмотрения и анализа, поскольку отражают собой наиболее уязвимые и в недостаточной степень урегулированные положения Федерального закона от 26 октября 2002 г. 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Итак, по общему правилу в качестве последствий признания гражданина банкротом имеется такое ограничение законом его правоспособности, когда гражданин обязан уведомлять кредитные организации при заключении кредитных и заемных обязательств о факте своего банкротства. Однако в тоже время из смысла нормы п. 1 ст. 213.30 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ г. «О несостоятельности (банкротстве)» не следует, что предоставление гарантий, участие в обязательствах по обеспечению исполнения кредитных и заемных обязательств, вступление в договор финансовой аренды (лизинга) требуют представления информации о предыдущем банкротстве гражданина.

Такого рода дело рассматривалось Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации совсем недавно. Заявителем в данном споре выступает ОАО «Первый Объединенный Банк» в лице М.А. Шеремет, который обратился с кассационной жалобой по ранее принятым судебным решениям в отношении банкротства предпринимателя С.А. Кортева, который был признан банкротом в качестве индивидуального предпринимателя. Третье лицо в данном споре – это ОАО «Сбербанк России», который полностью поддерживает позицию ОАО «Первый Объединенный Банк» в лице М.А. Шеремет. Согласно материалам дела № А55-35485/2012 гражданин С.А. Кортев выступил поручителем по кредитным договорам. Спустя несколько лет он зарегистрировался в качестве индивидуального предпринимателя, а через два месяца обратился с заявлением о признании себя банкротом. В качестве основания предприниматель сослался на невозможность вернуть долг (более 500 000 000 рублей) по кредитам. Решением Арбитражного суда Самарской области предприниматель был признан банкротом, в отношении его имущества открыта процедура конкурсного производства. Конкурсным кредитором был назначен А.В. Бакаев. Однако определением Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2015 г. № 306-ЭС14-43691 по делу № А55-35485/2012 указано, что предприниматель может быть признан банкротом только по долгам, связанным с предпринимательской деятельностью. Таким образом, производство по делу было прекращено, так как суд установил, что предусмотренных Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» оснований для открытия конкурсного производства не имелось. В указанном деле поручитель получил статус предпринимателя после выдачи обеспечения по кредиту и незадолго до своего банкротства, долги не были связаны с предпринимательской деятельностью. Таким образом, через процедуру банкротства поручитель попытался прекратить долговые обязательства перед банком, по сути, обойти закон. В итоге производство по делу о несостоятельности было прекращено. Из приведенного случая видно, что имело место быть использование норм законодательства о банкротстве для того, чтобы избавить себя от долгов, тем более и сумма долга гражданина достаточно велика (500 000 000 рублей).

По мнению автора, цель принятия закона о банкротстве физических лиц, прежде всего, направлена на механизм сбалансирования интересов как должников, так и кредиторов. Но никак невозможно трактовать нормы закона о банкротстве физических лиц как некую освободительную меру, которой гражданин может воспользоваться, чтобы списать с себя долги. Более того в вышеуказанном случае, судом было выявлено к тому же, что долги гражданина вообще не связаны с предпринимательской деятельностью.

Резюмируя все вышесказанное, с определенной долей вероятности, можно трактовать, что легкости процедуры признания судом должником банкротами не будет.

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», прежде всего, направлен на соблюдение интересов добросовестных должников – физических лиц. Аналогичное дело можно также привести в пример – Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, которое иллюстрирует любопытный случай из судебной практики по делам о банкротстве.

Индивидуальный предприниматель Л.П. Ершова обратилась в Арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о признании ее несостоятельной (банкротом). Финансовым управляющим по делу № 26- 6670/2004 о банкротстве утвержден А.И. Белянинов. Арбитражным судом Республики Карелия по рассмотрению дела было принято решение об отказе в производстве по делу о банкротстве. Однако в своей кассационной жалобе в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа предприниматель Л.П. Ершова просит отменить определение Арбитражного суда Республики Карелия.

По мнению заявительницы, суд неправомерно прекратил производство по делу о банкротстве. Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа посчитал, что задолженность Л.П. Ершовой перед кредиторами А.А. Амосовым, Е.П. Гетта, А.Г. Сакара, И.А. Гурицына, С.Н. Сергина не связана с предпринимательской деятельностью, а также иные обязательства, отвечающие признакам банкротства, отсутствуют. Таким образом, Федеральный Арбитражный суд Северо-Западного округа Постановлением от 05 мая 2005 г. № 13АП2345/20051 прекратил производство по делу. Вышеуказанное Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Западного округа указывает на тот факт, что задолженность гражданина-индивидуального предпринимателя, которая возникла в связи с деятельностью в качестве физического лица, не может быть основанием для определения признаков его несостоятельности как предпринимателя.

В связи с реформированием законодательства о банкротстве, в результате которого стало возможным банкротство граждан-физических лиц, одним из последних и интересных случаев из судебной практики стало Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16 февраля 2016 г. по делу № А56-86415/20151. В ходе анализа указанного Определения Арбитражного суда было выявлено следующее: гражданин А.А. Мягков обратился в суд с заявлением о признании себя банкротом. Данный гражданин был должником по денежным обязательствам по кредитному договору перед АО «Альфа Банк» в размере 832 972 рубля. В ходе проверки судом обоснованности заявления гражданина А.А. Мягкова было выявлено, что вышеуказанные денежные обязательства не исполнены в течении 3 месяцев, а также данные обязательства по сумме превышают 500 000 рублей. Также судом было выявлено, что стоимость имущества данного гражданина недостаточна для погашения долга. Таким образом, Арбитражный Суд города Санкт-Петербурга вынес решение о признании заявления гражданина обоснованным, утверждена кандидатура финансового управляющего, и судом назначена процедура реструктуризации долгов гражданина. В итоговой части решения, Арбитражным Судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области назначено рассмотрение дела о признании гражданина банкротом на 21 июля 2016 года.

Следующей проблематикой, интересной для рассмотрения будет случай определения состава имущества, составляющего конкурсную массу. Будет поднят интересный вопрос порядка уплаты алиментов гражданином, который был признан судом должником. В одном из споров судом был проанализирован вопрос о погашении алиментных требований к гражданину-предпринимателю, признаваемому банкротом. Е.А. Гавренкова – законный представитель А.А. Гавренкова (несовершеннолетний) обратилась в Арбитражный суд Тамбовской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов индивидуального предпринимателя А.М. Гавренкова (должник) задолженности по уплате алиментов в размере 850 000 рублей. Постановлением Арбитражного суда Тамбовской области от 10 сентября 2014 г. по делу № А64-2769/20121 в удовлетворении заявления гражданки Е.А. Гавренковой отказано. В частности, Арбитражный суд Центрального округа города Калуга рассмотрел кассационную жалобу гражданки Е.А. Гавренковой на определение Арбитражного суда Тамбовской области о возможности включения в реестр требований кредиторов индивидуального предпринимателя задолженности по уплате алиментов. Согласно п. 1. и п. 2 ст. 80 Семейного Кодекса Российской Федерации2 родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке. Обращаясь в суд, истица Е.А. Гавренкова, мать ребенка предпринимателя, указала на отсутствие у него доходов, посчитав, что погашение задолженности по алиментам должно происходить за счет конкурсной массы, то есть за счет денежных средств от реализации 1/2 доли склада минеральных удобрений, стоимостью 3 400 000 рублей согласно отчету независимого оценщика, привлеченного конкурсным управляющим. По ее мнению, при отчуждении указанного склада А.М. Гавренков мог бы получить доход в размере 3 400 000 рублей, при этом алименты подлежат исчислению в размере 1/4 от данной суммы и составят 850 000 рублей. Ст. 82 Семейного кодекса Российской Федерации определяет виды заработка и (или) иного дохода, которые получают родители в рублях и (или) в иностранной валюте и из которых производится удержание алиментов, взыскиваемых на несовершеннолетних детей. Размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей, определяется исходя из заработка и иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось (п. 4 ст. 113 Семейного Кодекса Российской Федерации). Однако суды установили, что 1/2 доля склада минеральных удобрений, включенная в конкурсную массу должника, до этого времени не реализована, продажная цена склада не определена. Учитывая, что между родителями несовершеннолетнего не было заключено соглашение об уплате алиментов, а также отсутствует судебный акт, подтверждающий размер алиментов, в ходе разбирательства был сделан вывод об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности по уплате алиментов, поскольку склад не является доходом данного гражданина, а составляет конкурсную массу должника.

Довольно распространенной проблемой, которая имеет место в данный момент, и которая, к сожалению, будет встречаться и в будущем в судебной практике – это скрытие должником своего имущества для умышленного уменьшения конкурсной массы, а также недобросовестный вывод должником имущества из состава конкурсной массы. Обратимся к любопытному Постановлению Федерального Арбитражного суда Центрального округа, который рассматривал дело № А14-18106/2009 о скрытии должником своего имущества во избежание обращения на него взыскания. Была подана кассационная жалоба Швейцарским фондом поддержки экономических реформ на Определение Арбитражного суда Воронежской области от 29 января 2014 г. Как следует из материалов дела, в обеспечение исполнения обязательств по договору займа от 02 февраля 2009 г. № 2/09 между Швейцарским Фондом поддержки экономических реформ и предпринимателем Н.А. Плохих заключен договор залога, предметом которого является трактор марки «Беларус», принадлежавший последнему. Федеральная налоговая служба России обратилась в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о признании индивидуального предпринимателя Н.А. Плохих несостоятельным (банкротом). Решением арбитражного суда от 01 июля 2010 г. индивидуальный предприниматель Н.А. Плохих, признан несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден А.И. Побощенко. Залоговый кредитор должника, Швейцарский фонд поддержки экономических реформ (далее - Фонд), просил Высшего Арбитражного Суда Центрального округа Российской Федерации применить к должнику санкцию в связи с тем, что индивидуальный предприниматель Н.А. Плохих в ходе процедур банкротства скрыл имущество, являющееся предметом залога. При этом в заявлении кредитора перечислены конкретные обстоятельства и действия должника, свидетельствующие, по мнению Фонда, о его недобросовестности. В частности, Фонд указал, что по заявлению конкурсного управляющего с 15 августа 2014 г. трактор находится в розыске, его место нахождения не установлено, однако он по-прежнему зарегистрирован в Управлении государственного технического надзора по Воронежской области за должником, из чего, по мнению Фонда, следует, что его реализация не осуществлена. Документов, подтверждающих факт гибели данного транспортного средства, также не имеется. Заявитель полагал, что изложенное свидетельствует о том, что должник является собственником заложенного Фонду трактора, однако во избежание обращения на него взыскания скрывает место нахождения транспортного средства, то есть совершает действия, направленные на причинение ущерба Фонду как кредитору, требования которого обеспечены залогом указанного имущества. Поведение должника по отношению к заявителю с очевидностью свидетельствует о недобросовестности последнего. Это стало основанием для решения вопроса о неприменении в отношении индивидуального предпринимателя Н.А. Плохих правила об освобождении от исполнения обязательств перед Фондом по договору займа и сохранении за ним обязанности уплатить Фонду задолженность по указанному договору в размере 413 220 рублей. Представляется также интересным рассмотреть судебную практику Конституционного Суда Российской Федерации по рассмотрению жалоб граждан о нарушении их конституционных прав положениями Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» или положениями Федерального закона от 02 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

В частности, интересным представляется Определение Конституционного Суда от 28 января 2016 г. № 103-О . В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.Г. Маркова оспаривает конституционность ч. 3 ст. 144 «Отмена обеспечения иска» Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации. Из материалов дела следует, что решением Центрального районного суда города Новокузнецка были приняты меры для обеспечения иска в форме наложения ареста на жилое помещение, принадлежащее гражданке Марковой. Решением  Арбитражного суда Кемеровской области от 12 марта 2010 г. и определением этого же суда от 26 мая 2011 г. индивидуальный предприниматель Л.Г. Маркова была признана банкротом, было открыто конкурсное производство. Однако впоследствии гражданка, ссылаясь на указанные судебные акты Арбитражного суда Кемеровский области, обратилась в Центральный районный суд города Новокузнецка с жалобами об отмене мер по обеспечению иска в виде ареста на данное жилое помещение. В удовлетворении судом жалоб было отказано определениями от 22 октября 2014 г. и от 10 февраля 2015 г., оставленными без изменения и судом апелляционной инстанции. Далее Л.Г. Маркова обратилась с жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации. По мнению заявительницы, оспариваемое ею положение противоречит ст. 19 (часть 1) и 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет суду отказывать в удовлетворении заявления лица, участвующего в деле, признанного в установленном порядке банкротом, о снятии обеспечительных мер в виде ареста, наложенного на имущество по делу о взыскании задолженности по кредитному договору, при условии, что истец по этому делу принимал также участие в деле о банкротстве в качестве конкурсного кредитора. Однако согласно ст. 69.1 Федерального закона от 02 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» следует, что арест с имущества должника как обеспечительная мера снимается с момента получения копии решения суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. А из материалов жалобы усматривается, что на момент рассмотрения судом заявлений Л. Г. Марковой о снятии ареста с имущества исполнительные производства по исполнению вынесенных против нее судебных постановлений не были окончены. При таких обстоятельствах оспариваемое законоположение не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе в ее конкретном деле. Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации, отказал в удовлетворении жалобы гражданки Марковой, ввиду незаконченности исполнительного производства. Как справедливо указал Конституционный Суд Российской Федерации в другом своем определении от 13 июня 2002 г. № 149-О 1 , при открытии конкурсного производства начисление неустоек, процентов и иных финансовых (экономических) санкций по всем видам задолженности должника прекращается потому, что иное повлекло бы такое уменьшение конкурсной массы, которое исключало бы возможность справедливого и соразмерного удовлетворения требований всех конкурсных кредиторов. Конституционный суд признал, что установление особого режима имущественных требований к должнику в процессе конкурсного производства для соблюдения баланса интересов кредитора, ни в коей мере не ущемляет конституционные права граждан.

Анализ судебной практики по делам о банкротстве физических лиц позволяет сделать выводы, что не все положения Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в данный момент регламентированы в полной мере.

Отдельные положения нуждаются в дальнейшей разработке. Например, институт повторного обращения в суд должником за объявлением себя банкротом нуждается в дальнейшем урегулировании.

Положения Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» о составе имущества должника, которое составляет конкурсную массу не проработано должным образом, и вызывает дискуссии среди авторов и граждан. Просто перечисление состава такого имущества недостаточно, необходимо детальное истолкование состава такого имущества.

Также необходимы рычаги воздействия на недобросовестных должников, которые благодаря процедуре банкротства хотят списать с себя долги, а также борьба с теми должниками, которые скрывают состав своего имущества путем заключения брачных договоров и сделок по отчуждению своего имущества приближенным лицам – членам семьи или родственникам. Институт ответственности по вышеуказанной проблеме должен быть детально проработан в Федеральном законе от 26 октября 2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» со ссылкой на имеющиеся санкции, предусмотренные в административном законодательстве, а именно в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях за фиктивное и преднамеренное банкротство.

Таким образом, резюмируя все вышесказанное, жалоб граждан по части нарушения их прав положениями закона о банкротстве достаточно много. Для конструктивного решения данной проблемы автором предлагается вариант распространения в средствах массовой информации и сети Интернет обязательного толкования норм, вступивших в силу, закона о банкротстве. Данный институт банкротства физических лиц еще достаточно новый в российской правовой системе со своими проблемами и пробелами правового регулирования, в связи с этим нуждается в толковании и разъяснении своих положений повсеместно. Поскольку, прежде всего, вступившие нормы о банкротстве физических лиц должны стать тем гарантом, который поможет гражданам справиться и выйти со своих долговых обязательств. Также автор считает, что граждане не должны бояться прибегнуть к процедуре банкротства по причине того, что им не до конца понятны и разъяснены нормы о банкротстве.

Поскольку как можно более раннее возбуждение производства по делу о несостоятельности является весьма позитивным событием, Закон предоставляет должнику право обратиться в суд в предвидении банкротства.

Предвидение банкротства - ситуация, когда в силу определенных обстоятельств для должника очевидна невозможность исполнения обязательств и обязанностей по мере срока наступления их исполнения в будущем.

Таким образом, заявление в предвидении банкротства представляет собой обращение в суд при отсутствии признаков банкротства. Это исключение из общих правил; арбитражный суд обязан принять соответствующее заявление, несмотря на то что на момент его подачи у должника могут отсутствовать какие бы то ни было неисполненные обязательства либо обязанности.

Должник, подающий заявление в предвидении банкротства, обязан представить доказательства наличия обстоятельств, которые смогут помешать ему исполнять будущие обязательства. Этот аспект может иметь принципиальное значение, поскольку ситуация предвидения банкротства очень похожа на фиктивное банкротство. Фиктивное банкротство является деянием, влекущим как гражданско-правовые, так и уголовно-правовые последствия.

Фиктивное банкротство - подача заявления должника в арбитражный суд при отсутствии признаков банкротства, т.е. при наличии возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, а также при непринятии мер к оспариванию требований заявителя (последнее положение является важнейшей новеллой Закона 2002 г.). То есть при фиктивном банкротстве должник вполне состоятелен и платежеспособен, вследствие чего решение о его банкротстве, конечно, не выносится. В случае фиктивного банкротства должник, подавший заявление, отвечает перед кредиторами за ущерб, вызванный подачей такого заявления (при этом, очевидно, речь идет о полной ответственности - возмещается как реальный ущерб, так и упущенная выгода).

Практические проблемы возможны в связи с ответом на вопрос о соотношении предвидения банкротства и фиктивного банкротства.

Очевидно, не исключены ситуации, когда должник, подавший заявление в предвидении банкротства, через какое-то время получил средства, достаточные для удовлетворения всех требований, либо это станет ясно в процессе внешнего управления. Между тем у кредиторов возникли убытки, связанные с возбуждением производства по делу о банкротстве (убытки могут быть значительными, особенно в случае проведения внешнего управления). Кредиторы вполне могут обвинить должника в фиктивном банкротстве и на этом основании потребовать возмещения убытков.

Для того чтобы таких проблем не возникло, должнику можно посоветовать, подавая заявление в предвидении банкротства, доказать, во-первых, что на момент подачи заявления у него отсутствовала возможность удовлетворить будущие требования кредиторов по мере наступления сроков их удовлетворения; во-вторых, что должник не обладает информацией, согласно которой средства могут появиться. Тогда вопрос о фиктивном банкротстве можно будет поставить, только опровергнув одно из указанных выше положений.

Интересна трансформация отношения законодателя к категории фиктивного банкротства (то же можно сказать о категории преднамеренного банкротства). Закон 2002 г., в отличие от Закона 1998 г., указанных терминов не содержит, из чего можно сделать вывод о некоей попытке дифференциации терминов - понятиями "фиктивное банкротство" и "преднамеренное банкротство" оперируют КОАП РФ и УК РФ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное исследование процедуры признания физического лица банкротом позволяет сформулировать следующие выводы:

¾ итак, банкротство физического лица является достаточно распространенным правовым явлением. Российское законодательство дореволюционного периода также предусматривало возможность признания физического лица банкротом. Многие положения, закрепленные в дореволюционном законодательстве, нашли отражение в действующем законодательстве о банкротстве;

¾ в развитых правовых системах банкротство является наиболее эффективным способом защиты граждан, которые, попав трудную жизненную ситуацию, испытают финансовые затруднения, как правило, временного характера;

¾ в целом можно констатировать, что вступление в силу норм, регламентирующих банкротство физических лиц является положительной мерой, как для граждан, так и для кредиторов. В настоящее время высокими темпами растет просрочка граждан по потребительским кредитам. Что породило высокую актуальность принятия норм закона о банкротстве граждан – физических лиц;

¾ проведение судом процедуры банкротства положительным образом окажет влияние на динамике показателей просрочки кредитных организаций в лучшую сторону.

Проведенный анализ позволяет сформулировать основные преимущества процедуры банкротства для граждан:

1) банкротство предполагает использование многих способов погашения задолженности, применяя различные процедуры, предоставляя возможность в добровольном порядке удовлетворить требования всех кредиторов;

2) банкротство предоставляет должнику отсрочку от удовлетворения требований кредиторов, что отсутствует при взыскании задолженности в 70 рамках исполнительного производства, когда имущество должника подлежит реализации в краткие сроки;

3) банкротство предоставляет должнику наиболее эффективные способы распоряжения имуществом, чем продажа имущества должника по экономически невыгодной цене приставами-исполнителями на торгах.

Исследование процедуры банкротства позволяет сформулировать последствия признания физического лица банкротом:

1) наступление срока исполнения всех обязательств должника;

2) неустойка (штрафы, пени), проценты и другие финансовые санкции не подлежат начислению;

3) прекращается взыскание по исполнительным листам с гражданина. Требования должны будут исполняться в пределах конкурса по нормам, закрепленным Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

4) сведения, характеризующие финансовое состояние должника, уже не являются сведениями, носящими конфиденциальный характер, на них не распространяется статус коммерческой тайны;

5) вводится ограничение на совершение сделок, которые связаны с отчуждением имущества должника или предполагают передачу имущества должника в пользование третьим лицам;

6) невозможность признания банкротом повторно не ранее 5 лет после признания лица банкротом в первый раз;

7) в отношении индивидуального предпринимателя прекращается государственная регистрация, аннулируются лицензии, наступает запрет на повторную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя в течение 5 лет с момента признания его банкротом;

8) В делах о банкротстве физических лиц можно использовать реструктуризацию задолженности, а также процедуру заключения мирового соглашения с кредитором.

КАК РЕШИТЬ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПРОБЛЕМУ ЗА 3 ШАГА

КАК РЕШИТЬ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПРОБЛЕМУ ЗА 3 ШАГА

Заполните форму обратной связи. По возможности подробно простыми словами опишите ваш вопрос. Для письменного ответа укажите обратный адрес вашей электронной почты.

В течении дня юрист ответит вам на почту с разъяснением ситуации и рекомендациями что делать дальше. В окончательных рекомендациях юрист сообщит вам какие документы нужно составить и их получателей.

После получения от нашего юриста списка необходимых документов зайдите на наш бесплатный архив юридических документов и найдите вам нужный. Вставьте персональные данные, почтовые реквизиты, адрес получателя и отправляйте по назначению.

Для получения бесплатного письменного ответа юриста подробно опишите ваш вопрос
 

Заказать звонок

1111

Юрист бесплатно ответит на все ваши вопросы

social

Заказать Звонок

Юрист бесплатно ответит на все ваши вопросы

Вверх